Под знаменем Сталина — куда?

Такие люди грозили принести величайший вред всему делу,
ибо «никто в мире не в состоянии скомпрометировать революционных марксистов,
если они сами себя не скомпрометируют».
В.И. Ленин

Порой, говоря о достижениях нашей страны за годы, когда во главе её руководства находился Сталин, вспоминают слова о нем Черчилля, что-де Сталин «принял Россию с сохой, а оставил её оснащенной атомным оружием».
Может, это умиление от похвал одного из организаторов антисоветской интервенции и инициаторов «холодной войны» было бы чуть меньше, если бы умиляющиеся вспомнили слова В.И.Ленина, заметившего ещё сто лет назад: «Скажи мне, кто тебя хвалит, и я тебе скажу, в чём ты ошибся». И потому умиляющимся не помешало бы, говоря ленинским словами, «проникнуться спасительным недоверием» к похвалам недруга нашей страны и узреть, что путь «от сохи к бомбе» – это лишь часть «достижений Сталина». А именно: техническая часть. Точнее, парадная сторона технической части.

Есть ещё и, скажем так, социальный раздел «достижений Сталина». А у него – своя непарадная сторона. Речь идет о последствиях культа личности Сталина и репрессий по политическим мотивам.

Порой слышишь, какие, мол, там десятки миллионов политрепрессированных, когда их были «всего лишь» сотни тысяч. Сейчас не собираюсь спорить о «десятках миллионов». Скажу о «сотнях тысяч», на которые нам – так и быть! – дают согласие. И поражает именно это «всего лишь». Кто-то, может, затянет старую песню про «доброго царя». Про то, что-де Сталин не знал, это, мол, всё «бояре» проклятущие натворили. Бояре – боярами, но не будем обманывать ни себя, ни других. Не только знал Сталин о репрессиях, но и организовывал их.

Вот, например, ветеран госбезопасности подполковник В. Черноскутов пишет в газете «Завтра» об одобренном Политбюро ЦК ВКП (б) приказе НКВД СССР N00447 от 30.07.1937г., которым была установлена разнарядка на репрессии. То есть предписано, запланировано, назначено, по какой категории и в каком количестве «враги народа» должны быть обнаружены в том или ином регионе. Как говориться, когда страна прикажет быть «врагом народа», «врагом народа» становится любой!
С ведома и письменного одобрения Сталина к арестованным стали применять «физическое воздействие», а попросту говоря – пытки. А как иначе палачам было заставить человека оговорить себя и других?!

Санкционирующая подпись Сталина обнаружена на 357 так называемых «расстрельных списках» (или иначе — «расстрельных письмах»), т.е. проектах приговоров, за разрешением на реализацию которых НКВД обращался в Политбюро и которые после такого разрешения «оформлялись» Военной коллегией Верховного суда СССР. Количественный состав одного «расстрельного списка» порой доходил до нескольких сотен человек. Всего по этой «форме» на расстрел и в лагеря было отправлено более 40 тысяч человек.

Годами попираемая законность, процветающие произвол и насилие, физическое устранение тех, кто выразил несогласие с существовавшим положением вещей, насаждение атмосферы лицемерия и двойных стандартов превратили народ в деморализованную, разобщенную, не способную к сопротивлению беззакониям власти массу.

И политика послесталинских правителей, к сожалению, не способствовала повышению гражданской активности людей. Но по обилию пролитой крови до Сталина им было далеко…

…Децильный коэффициент – это, как известно, отношение доходов 10% самых богатых жителей страны к доходам 10% самых бедных. Сейчас этот коэффициент в нашей стране, даже по официальным данным, давно перевалил за 14. А предельно допустимое для нормальной жизни страны значение его – 10. Превышение этого значения грозит социальными конфликтами, протестными выступлениями. Спрашивается, где эти массовые протестные выступления? Если они и есть, то их размах практически нечувствителен для власти. Но это и неудивительно. В течение десятилетий власть своей политикой фактически проводила селекцию, направленную на искоренение тех, кто способен к самостоятельной мысли и к сопротивлению неправде и несправедливости, селекцию, направленную на взращивание покорных и несамостоятельных.

Поэтому, подражая Черчиллю, мы можем с полным основанием сказать, что Сталин принял страну с самостоятельным, бодрым, боевым народом, совершившим победоносную социальную революцию, а оставил страну с разобщенным – атомизированным – населением, отученным и опасающимся говорить правду друг другу и властям, населением, из которого выбита память о способности к самостоятельному, противоречащему власти социальному действию.
Вчитайтесь: «Рабочий класс и трудящиеся массы деревни доведены сталинской политикой до отчаяния. Ненависть, злоба и возмущение масс, наглухо завинченные крышкой террора, кипят и клокочут. Восстания крестьян с участием в них членов партии и комсомола непрерывной волной разливаются в последние годы по всему Советскому Союзу. Забастовки рабочих, несмотря на свирепый террор, аресты, увольнения и провокации, вспыхивают то там, то здесь…
Системой угроз, террора и обмана партия вынуждена играть роль безгласного, слепого орудия Сталина для достижения его личных честолюбивых замыслов. Партийные массы … забиты и затравлены партийным аппаратом.
Партийный аппарат … вырос в самодовлеющую силу, стоящую над партией и господствующую над ней, насилующую её сознание и волю. На партийную работу вместо наиболее убежденных, наиболее честных, принципиальных, готовых отставать перед кем угодно свою точку зрения членов партии чаще всего выдвигаются люди бесчестные, хитрые, беспринципные, готовые по приказу начальства десятки раз менять свои убеждения, карьеристы, льстецы и холуи».
Эти слова написаны ещё в 1932 г. в обращении «Ко всем членам ВКП(б)». Их автор – Мартемьян Никитич Рютин, большевик с дореволюционным партстажем, бывший секретарь Краснопресненского райкома партии в Москве, расстрелянный в 1937 году и реабилитированный в 1988-м.

Кто-то не согласен с такой характеристикой партийного аппарата?
Но ведь эта характеристика, данная ещё 72 года назад, как говорится, один в один нашла свое подтверждение уже и в наши дни. Когда только-только «перестройка» началась, так сразу же «принципиальные» аппаратные деятели «чаще всего» с легкостью и удовольствием пересели из руководящих кресел в райкомах, горкомах и прочих «комах» в кресла руководителей банков, нефтяных компаний и других структур для размещения старой «верхушки» в новых исторических условиях!
Кто-то не согласен с приведенной характеристикой сталинской партии?
Если так, то что же тогда этот хваленый «орден меченосцев» в 1991 году не пресек деятельность своих руководителей по развалу страны и самой партии? Что же тогда пошла на поводу у аппаратчиков «от Москвы до самых до окраин» многомиллионная Коммунистическая партия Советского Союза и без сопротивления, как по команде, сдала и Советский Союз, и саму себя?!

О чём бишь вы там? Дескать, не Сталин, а Хрущёв, Брежнев и прочие «нехорошие дяди» довели партию?
А что же тогда «хорошая партия» молча терпела во главе себя этих «нехороших дядь», покорно снося их выкрутасы и всякий раз «бурными и продолжительными аплодисментами» отмечая хоть очередной дворцовый переворот, хоть очередную перегруппировку после «выноса тела» к Кремлёвской стене?!

Не стоит кивать на Хрущева, Брежнева и других воспитанников Сталина, ведь от своего воспитателя они получили то, что хотя и называлось партией, но сталинскими «заботами» партией давно уже быть перестало и реагировало лишь на указания сверху.

Да и нынешняя «верхушка» в большинстве своем является прямой правопреемницей «старой» номенклатуры. Про большинство из этих деятелей, если не про всех, можно сказать, что они «вышли из сталинской шинели», восприняв сталинские подходы к решению проблем общественной жизни.
Вот и Андрей Фефелов в газете «Завтра» о том же: «Вся политическая, военная, финансовая и культурная элита нынешней России – вся вышла из сталинской шинели…»

Властолюбие, беспринципность, приспособленчество, аморальность, жестокость, пренебрежение людскими судьбами и жизнями, забвение государственных и общественных интересов, упрощенчество и наскок при решении сложных проблем – вот те отличительные признаки, по которым можно в большинстве случаев узнать представителя так называемой «элиты».

Как заметил недавно губернатор Самарской области Титов, «Сталин изобрёл великую систему партхозноменклатуры, которая с младых ногтей отбирала людей годных к управленческой работе».

Именно эта «великая система» создала в нашей стране, по словам М. Восленского, «господствующий класс деклассированных карьеристов, управляющих ныне великой державой», класс, для членов которого главное «не политические вопросы сами по себе, а их использование для собственного благополучия и продвижения», класс, чьё «желание – сохранить свою власть и привилегии независимо от того, хороша или плоха политика, которую нужно ради этого проводить».

И потому, когда уже упомянутый ветеран госбезопасности подполковник В. Черноскутов пишет о том, что репрессии 1937-1938г.г. – это «только цветочки по сравнению с ягодками геноцида народа, которые мы имеем в настоящее время», он прав. Прав в том, что именно на взрыхленной сталинскими репрессиями и политой людской кровью ниве общественной жизни посеяны, взошли и буйным цветом расцвели «цветочки» тех кадровых джунглей, «ягодки» которых мы вкушаем в виде результатов нынешних так называемых реформ, проводимых в стране политическими правнуками Сталина.

И опять, почти по Черчиллю, скажем: «Сталин принял мобильную, активно реагирующую на жизнь, лишенную чинопочитания партию, под руководством которой совершена победоносная социальная революция, а оставил косную, поклоняющуюся вождю, реагирующую лишь на команды сверху структуру, озабоченную лишь собственным благополучием и сдавшую страну, когда интересы личного благополучия потребовали этого».

Но и это ещё не всё.

Незадолго до своей смерти в 1939 году писал, обращаясь к Сталину в «Открытом письме Сталину», любимец революционных кронштадтцев, их партийный организатор, участник Октябрьской революции, герой Гражданской войны, кавалер двух орденов Красного Знамени Федор Раскольников: «Вы сделали всё, чтобы дискредитировать советскую демократию, как дискредитировали социализм… И рабочие с недоумением шепотом спрашивают друг друга:

– Если это социализм, то за что боролись, товарищи?».

Сталин, а вслед за ним и его последователи сумели (к радости антикоммунистов) внушить, вдолбить, всей стране и всему миру, что теория и практика происходящего в нашей стране – это и есть социализм. И опорочили тем самым социализм в глазах миллионов. Хотя социализм тут ни при чём. Ведь на самом деле то, что случилось с нашей страной, социализм не являлось. Это – тема долгих обсуждений. Но, к счастью, классики социализма указали на совершенно определенный критерий, по которому можно судить о том, какой строй «на дворе».

И если нам внушают, что в стране социализм победил, то это должно означать, что частная собственность уничтожена. И вот вам критерий: и Маркс с Энгельсом, и Ленин показали, что частная собственность исчезает не одна. Исчезают классы, в том числе и пролетариат.

То есть наличие или отсутствие классов является верным признаком, соответственно, отсутствия или наличия социализма. Но классы никуда не исчезали из общественной жизни ни при Сталине, ни позже. Значит, и о победе социализма Сталин соврал!

Не говорим уже о том, что общественное устройство нашей страны не соответствовало данному в Манифесте коммунистической партии определению приходящего на смену буржуазному обществу бесклассового общества как ассоциации, «в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех».

Какая свобода, если любого и каждого (кроме одного) могли без суда и следствия, а также без вины отправить как за колючую проволоку, так и за кладбищенскую ограду!

Поэтому полагаю, что имеются все основания считать Сталина одним из крупнейших (если не сказать крупнейшим) антикоммунистов. Вряд ли кто в мире сделал больше, чем Сталин, чтобы опорочить коммунизм.

Вот, что писал ещё в 1932 году упомянутый выше М.Н.Рютин: «Ни один самый сильный и гениальный провокатор для гибели пролетарской диктатуры, для дискредитации ленинизма не мог бы придумать ничего лучшего, чем руководство Сталина и его клики».

И до тех пор, пока всевозможные партии, называющие или считающие себя коммунистическими, не избавятся в словах и делах от мертвящих сталинских объятий, до тех пор слово и дело коммунизма можно считать надежно похороненным…

Не зря все-таки в «Письме к съезду» В.И. Ленин, имея в виду пост генсека, предложил «товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека». Но товарищи не обдумали и не назначили. Может, перед расстрелом кто-то из «необдумавших» понял, что ошибся, пренебрегая словами Ленина…

Мягко выразился Геннадий Зюганов: «Мы слишком долго не раскрывали работы Ленина…»

Не угадал Маяковский. Не Ленин, а Сталин «и теперь живее всех живых».
И нет ничего смешного в словах нашего российского политического златоуста о том, что какую бы партию мы не строили, а получается всегда КПСС. Нет ничего в них смешного, ибо эти слова выражают трагическую для страны реальность. Ибо в этих словах – момент истины для тех, кто хочет понять «особенности национальных правителей»!..

…Пьеса М.Шатрова «Дальше…Дальше…Дальше!» заканчивается авторской ремаркой: «Очень хочется, чтобы Сталин ушёл… Но пока что он на сцене…».
И до тех пор, пока он на сцене, до этих самых пор как грозное откровение должны звучать кажущиеся смешными слова В.Черномырдина: «Нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче… Мы ещё так будем жить, что нам внуки и правнуки завидовать будут!..»

Владимир СЕМЁНОВ
Председатель совета общества «Мемориал» г. Самары.
(Впервые опубликовано в газете «Волжская заря» 21 декабря 2004 года)

1 комментарий

  1. Арпеник

    В одну из ночей 1955 года приехала бригада товарищей в штатском и уничтожила картину. Автор просил отдать ему хотя бы фрагмент с изображением головы Сталина, но получил отказ. Сейчас там просто декоративная рамка.

Оставить комментарий

Можно использовать следующие HTML тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>